Вт., 17 Сентября 2019, 23:49
Приветствую Вас Гость
Вы дней на сайте
передовая
Категории каталога
Одесские подземелья [17]
Все, что касается наших катакомб. Их история, геология, расположение, предназначение и те, кто их изучает.
Техническая литература. [15]
Справочники, пособия, книги.
Учебка. [14]
Для новичков и опытных. То, знание чего, может быть очень полезными на обьекте.
Художественная литература. [10]
То, что интересно почитать на досуге.
Подземный мир [14]
Разнообразные подземелья, все, что с ними связано, а также те, кто их изучает.
Дешевые маршруты электричек, поездов, автобусов. [3]
Не секрет, что цены на транспортные путешествия очень высокие, а ехать автостопом не всегда представляется возможным ввиду отсутствия времени или опыта. Сюда выкладывайте разные маршруты с указанеием стоимости, времени, станций и так далее.
Полезные ссылки [5]
Тут рассположены ссылки на полезные сайты.
допрос
Какие материалы следует добавлять на сайт?
Всего ответов: 301
болтовня

При использовании любых материалов с данного сайта, ссылка на сайт и разрешение автора обязательны!
Главная » Файлы » Подземный мир

"Некоторые характерные особенности пещер" - Сергей СОМ
[ ] 28 Мая 2008, 01:38

Некоторые характерные особенности пещер

Сергей СОМ


Первое, конечно, это ТЕМНОТА. Подземная тьма абсолютна: для любого, оказавшегося под землёй, при всех, даже самых фантастических раскладах, возможен лишь тот источник света, что принесён с собой с поверхности. Известно также, что почти всю информацию о внешнем мире мы получаем с помощью органов зрения; внезапно ослепший человек становится АБСОЛЮТНО БЕСПОМОЩНЫМ. Это важнейший факт, действующий как на психологию пребывающего под землёй, так и на подсознательном уровне: в эниологическом [1] аспекте. ТЬМА, отсутствие света – как отсутствие информации о внешнем мире – не просто отождествляются с силами зла, с энтропией; это её конкретное проявление. Даже если не принимать во внимание очевидное значение запасного источника света с точки зрения безопасности, каждый спускающийся в пещеру вступает в личное, индивидуальное противостояние с естественными силами энтропии, хаоса, – оказываясь при этом на острие столкновения. Что, конечно, не может не влиять на всё пребывание человека под землёй. Насколько я знаю, до сих пор столь очевидная мысль отчего-то даже не обсуждалась – хотя всем известны традиционные и современные легенды, связанные с миром Подземли: безусловно, следствие этого противостояния – как и результат обострённой эниологической чувствительности человека под землёй.
В основе которой (помимо информационной изоляции, о которой будет сказано далее) – опора лишь на ту энергию, что ты несёшь в себе. С точки зрения энергетических представлений, при общении человека с миром Подземли реализуется лишь одно возможное состояние: есть только Ты – как единственный носитель активной энерго-информационной матрицы, то есть Жизни – и мир вокруг. Никакого “общего ноосферного поля” (что присуще миру Поверхности), никакой сторонней приходящей информации (как и энергии) под землёй нет; отсюда – крайняя индивидуальность в восприятии подземного мира. Человек с самодостаточной психологией мышления не только не чувствует неудобств подобного положения, – напротив: ощущает благость в открывающейся психической свободе, начисто лишённой какого бы то ни было “внешнего прессинга”; те же, что не могут существовать без постоянного контакта с окружающими людьми, у кого не хватает некой “энергетики души” для самостоятельного бытия, ощущают, как минимум, дискомфорт.

Второе важнейшее свойство пещер – ТИШИНА. За редкими исключениями (шум подземных водопадов в вертикальных пещерах, капёж со свода, грохот последнего слышимого тобой в этой жизни обвала) она так же абсолютна. Отсутствие ВНЕШНИХ ЗВУКОВ – столь привычного нам на поверхности акустического фона – действует на человека как на физиологическом, так и на эниологическом (подобно темноте) уровне. Но если эниологическое влияние тотальной тишины сходно с аналогичным влиянием темноты, то в области физиологии имеются существенные различия. Во-первых, подземная тишина зримо не влияет на безопасность находящегося под землёй, – и глухой, имея должный свет, в состоянии выбраться из пещеры. Во-вторых, отсутствие привычного дальнего акустического фона влечёт за собой гипертрофированное увеличение чувствительности ко всем внутренним шумам организма: току крови в сосудах, сокращению мышц и т.д. В-третьих, преувеличенное значение для человека приобретают ближние, пиковые шумы от источников звука, находящихся в пределах прямой видимости. В одних случаях это влечёт за собой увеличение акустической чувствительности слуха и даже его восстановление в случае предыдущей потери; в других – частичную или полную глухоту. Тщательные исследования на эту тему не проводились – хотя миллионы людей страдают от ряда слуховых расстройств, которые можно вылечить под землёй. В отдельных случаях было замечено, что недостаток акустической информации компенсируется иными её источниками – в частности, эниологического рода: то есть человек начинал слышать звуки, которые “распознать” на обычном физическом уровне явно не мог. Как и многие другие интересные темы, эта практически не исследовалась.

Третий важный фактор, действующий на человека в пещере – практически полная ИЗОЛЯЦИЯ от физических воздействий внешнего, наземного мира. Даже двадцатиметровый слой известняка надёжно изолирует почти от всех видов электромагнитных полей и излучений (акустическая изоляция очевидна); единственные исключения – гравитационное и магнитное поля Земли, да потоки нейтрино. Что не менее важно – “подземля” известняковой своей оболочкой надёжно защищает находящегося в ней человека от поверхностного эниологического фона, продуцируемого мегаполисами. Находясь в пластах известняка, отпечатках матриц былой жизни, человек как бы “выключается” из окружающей его на поверхности ноосферной матрицы. Конечно, при этом он не переносится, как на машине времени, в период “верхнего карбона” или “среднего девона”, – отпечатки былой жизни никогда не смогут воссоздать её реального, живого фона,– но процесс “выключения” из современного исторического периода “имеет место быть по полной программе”. В результате чего пребывающий в древних пластах человек неизбежно “выпадает из текущего момента времени”. Это, подчёркиваю, очень важный фактор – и он позволяет именно под землёй проводить наиболее чистые эксперименты, связанные с экстрасенсорикой.

Фактор четвёртый: ИНФОРМАЦИОННЫЙ ГОЛОД. То есть – неизмеримое, против поверхности, сжатие “информационного горизонта” вкупе со значительным сокращением потока информации, постоянно воспринимаемой человеком, и уменьшение её пространственной значимости. В самом деле: видеоряд сокращается до каких-то метров, одновременно теряя в спектральном разнообразии и яркости; практически всё, что можешь увидеть под землёй, ты освещаешь своим же источником света, уподобляясь своеобразному локатору — то есть видеоинформацию получаешь не непрерывно-хаотически со всех сторон, а лишь как своеобразный и весьма неполный ответ на личный запрос; что касается звука — то начисто пропадают фоновый шумовой уровень и дальние апериодические его нарушения (случайные звуки: крики, птичьи голоса, сигналы машин, какие-то “грохоты” от падающих предметов — например, на стройплощадках — и т.п.) — в результате чего гораздо более значимыми становятся звуки, что издаёшь сам или твоя одежда при движении, “внутренние шумы организма” — ток крови в сосудах, дыхание, сердцебиение и собственно твой голос при речи или пении. Спектр запахов также сокращается под землёй — что вызывает во всех наших органах чувств вполне понятную перестройку, направленную на понижение порогов восприятия. И конечно, под землёй — в условиях полной экстрасенсорной изоляции от “верхнего мира” происходит соответствующая перестройка систем организма, рассчитанных на извлечение из окружающего мира такого рода информации. Что приводит к глубинному проникновению как в собственную психику, так и в окружающий мир, представленный Камнем. Это явление используется в современных йогических методиках и практиках шаманизма, ламаизма, буддизма. (Как и религиозного самососредоточения вообще – отсюда тысячелетние традиции религиозного подземного отшельничества.) Не секрет, что многие спелеологи, проводящие существенную часть жизни под землёй, после длительных подземных пребываний весьма болезненно воспринимают возвращение в “наземный мир” — их органы чувств, существенно увеличившие за время подземного пребывания свои способности по добыче информации из внешнего мира, по выходу на поверхность оказываются в состоянии шока. Также известно, что часто посещающие пещеры в своём развитии существенно обгоняют наземных “благопристойных граждан” (в тех случаях, когда удаётся найти доказуемое сравнение), – подтверждают сей тезис опросы творческих людей (поэтов, писателей, художников, учёных), занимающихся — пусть изредка и случайно — спелеотуризмом. Отсюда — один из истоков спелеотворчества. (По своему уровню и разнообразию, безусловно, значительно превосходящего творчество в сравнимых видах туризма и научной деятельности.)

Ещё группа факторов, оказывающих на человека влияние под землёй: удивительная стабильность пещерного микроклимата (сезонные и суточные девиации температуры, влажности и концентрации аэроионов воздуха в отдалённых от входа частях пещеры столь малы, что нет смысла о них говорить); повышенная во многих пещерах влажность при пониженной температуре воздуха (впрочем, можно подобрать полости с любыми иными параметрами); подземная, обильно кальцинированная вода – и повышенная самоподдерживающаяся стерильность воздуха [2].

Об источнике самоподдерживающейся стерильности воздуха, пожалуй, следует сказать чуть подробнее. В своё время мы в Никитах много занимались этим, – изначально казавшаяся неразрешимой загадка стерильности подземного микроклимата притягивала [3]…

Всё оказалось очень просто. Наши извилистые ходы и шкурники, навалы бута и неизбежная турбулентность медленно движущихся воздушных потоков под землёй вкупе с изрядно повышенной влажностью творят это дивное диво: адсорбция и абсорбция на пористом известняке во влажном воздухе при турбулентном трении потока о “более, чем корявые” стены проходов осаждают из воздуха на стены ходов всю пылевую, аэрозольную и микробиологическую взвесь. Повышена влажность потока относительно камня — он с радостью впитывает/всасывает из воздуха всё, что с этой влагой слиплось. Все аэрозольные частицы и включения. Коль воздух суше камня – пыль и аэрозоли по-прежнему оседают на его порах и гранях, обдуваемых турбулентным потоком,– теряя включения,– камень же с лёгкостью отдаёт избыточную влагу. Без примесей: чистый водяной пар.

Три вида плесени, что живут в наших каменоломнях близ жилых гротов, не только питаются нашими испарениями, очищая от них воздух, – также стерилизуют его, выделяя (пусть и в микроскопических количествах) вещества из группы антибиотиков.

“Но это ещё не всё”: как известно, “путешествующая по слоям известняка” вода содержит в себе растворённый кальцит и углекислый газ – диоксид углерода (собственно, растворение подземной водой кальцита и возможно лишь благодаря уже растворённой в ней углекислоте); каждая капля, падающая со свода, испаряясь, выделяет на поверхность, контактирующую с ней, кальцит; в воздух – молекулы СО2. Одна капля – дело малое. Но в каждой Системе таких падающих капель миллиарды. В результате чего даже в Системах с сильной вентиляцией концентрация углекислоты в воздухе явно повышена против поверхности: вместо стабильных для атмосферы Земли 0,03% – 0,3-0,5% [4]. А то и 1,0-1,5%, – в наших родных подмосковных каменоломнях. В подольской Системе Золушка концентрация диоксида углерода в воздухе составляет 2,5%: своего рода предел для нормального функционирования физиологии человека. Ибо доза в 3% является смертельной; интервал от 2% до 2,5% вызывает головную боль, сонливость, – при этом промежуток от 0,5% до 2% необычайно стимулирует работу неокортекса.

Ясно, что в обитаемых пещерах (вне их генезиса и вида) доля СО2 в воздухе выше, чем на поверхности; “есть мнение”, что именно повышенное содержание углекислоты в подземном воздухе ответственно (вкупе с описанной информационной изоляцией) за известное повышение интеллектуальной и творческой активности посещающих мир Подземли [5].

Эти факторы (вкупе с общеизолирующими свойствами пещер, темнотой и тишиной) оказывают на человека в целом благоприятное медико-биологическое действие: под землёй, в частности, эффективно лечатся инфекционные заболевания лёгких, переломы, расстройства эндокринной и вегетативной систем, психики; успешно проходит релаксация организма после длительных физических и нервных нагрузок.

Тунисские врачи, обследовавшие “в массовом порядке” людей, живущих в современных пещерных городах Сахарского Атласа, установили, что их здоровье по сравнению с жителями обычных городов лучше, а средний возраст жизни – выше [6]. Над этим простым фактом стоит задуматься…

Но что особенно важно для нас, пещера – удобнейший естественный полигон для проведения физиологических, биоритмологических, психологических и эниологических исследований. Никакая городская сурдокамера никогда не создаст необходимых для проведения подобных исследований условий. Как не сможет обеспечить сравнимую с пещерами и каменоломнями информационную и прочую изоляцию от внешнего, наземного мира. Если же сравнить суточную стоимость работы сурдокамеры и полную стоимость обеспечения спелеонавтического эксперимента – разница будет далеко не в пользу сурдокамер.

Однако известно, что спелеонавтические исследования в мире в настоящее время не проводятся ни у нас, ни на Западе.
Категория: Подземный мир | Добавил: ДЖЕКСОН | Автор: Сергей СОМ
Просмотров: 759 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
внедрение
Привет,...

нынче 17 Сентября 2019
времени 23:49
Логин:
Пароль:
разведка